К 400-летию первого упоминания о роде Жегаловых
К 400-летию первого упоминания о роде Жегаловых

К 400-летию первого упоминания о роде Жегаловых


Осенью 1618 г. под стены Москвы подступили польско-литовские войска, которыми предводительствовал королевич Владислав (будущий польский король Владислав IV), и казаки во главе с гетманом П.К. Сагайдачным. Это был не просто эпизод в военной истории России. В который раз на кон большой политики была поставлена судьба Русского государства. Защитники Москвы тогда выдержали натиск неприятеля.

В результате события осени 1618 г. стали последними крупными военными действиями русско-польской войны 1609–18 гг. и всего Смутного времени — трагического периода в жизни русского народа, длившегося более десятилетия.

Ныне, осенью 2018 г., этим событиям исполняется 400 лет. А развивались они так.

Приглашенный в разгар Смуты, в 1610 г., правительством Семибоярщины на пустовавший русский царский трон польский королевич Владислав не оставил притязаний на русское царство и после избрания в 1613 г. в Москве Земским собором царя Михаила Федоровича Романова. В апреле 1617 г. Владислав выступил из Варшавы в поход на Москву. Летом 1618 г. шли ожесточенные бои под Можайском. 22 сентября (2 октября по новому стилю) 1618 г. польско-литовская армия подошла к Москве и разместилась в Тушине, на месте бывшего Тушинского лагеря Лжедмитрия II, с юга к Москве приступили союзные Владиславу казаки гетмана Сагайдачного.

Главной линией обороны защитников Москвы стали стены Белого города (впоследствии по границе Белого города прошло Бульварное кольцо). Штурм Москвы был предпринят в ночь с 30 сентября (10 октября) на 1(11) октября. Атака поляков у Тверских ворот захлебнулась сразу, у Арбатских ворот ожесточенный бой затянулся до вечера 1(11) октября. Штурм Москвы провалился. Это означало неудачу всего похода королевича Владислава и крушение его планов на русский престол (хотя официально претензии на русский престол Владислав предъявлял и позднее).

Польское правительство пошло на мирные переговоры, завершившиеся подписанием 1(11) декабря 1618 г. перемирия между Россией и Речью Посполитой на 14,5 лет. Заключенный в деревне Деулино под Троице-Сергиевом монастырем (будущая Троице-Сергиева лавра) договор вошел в историю под названием Деулинского перемирия. Условия договора были для России тяжелыми: Речи Посполитой отходили такие города (с уездами, волостями и их тяглым населением), как Смоленск, Белый, Велиж, Дорогобуж, Красный, Монастыревск, Невель, Новгород-Северский, Попова Гора, Почеп, Рославль, Себеж, Серпейск, Стародуб, Трубчевск, Чернигов и др. Речь Посполита возвращала России Вязьму, Козельск, Мещовск и Мосальск. Однако, несмотря на понесенные Россией значительные территориальные потери, Деулинское перемирие положило конец интервенции Речи Посполитой, Русское государство восстановило свой суверенитет, укрепилось положение новой российской царской династии Романовых.

Значение Деулинского перемирия высоко ценилось современниками: уже в 1619 г. по указу царя Михаила Федоровича в память о событиях 1618 г. в деревне Деулино был возведен деревянный храм во имя Преподобного Сергия Радонежского. В середине XIX в. вместо деревянного в Деулино был построен каменный храм — в честь Нерукотворного образа Спасителя, который существует поныне.

1

Церковь в честь Нерукотворного образа Спасителя в селе Деулино. Фотография 1910 г.

В обороне Москвы осени 1618 г. участвовал мой прямой предок — Гавриил Фадеевич Жегалов (кон. XVI в. – после 1639) (II колено в родословной схеме). Его имя присутствует в так называемом Осадном списке (Списке осадных сидельцев) — перечне защитников Москвы 1618 г. Это известный в исторической науке документ, который был составлен осенью – в начале зимы 1618 г. и дополнялся вплоть до апреля 1619 г.

Таким образом, осенью 2018 г. исполняется 400 лет и со времени первого упоминания Жегаловых. Это самая ранняя известная на сегодняшний день дата в истории всех родов моих предков. К тому же она относится именно к ратной истории России. И на протяжении последующих веков род Жегаловых служил России в основном на ратном поприще.

                                                                                                                  2                  

В Осадном списке 1618 г. Гавриил Фадеевич Жегалов значится городовым сыном боярским по Можайску. Эта запись указывает на то, что, по крайней мере, со 2-й половины XVI в. Жегаловы были землевладельцами в Можайском уезде. Подтверждением этого является хранившаяся в семейном архиве Жегаловых среди прочих документов грамота царя Михаила Федоровича, датированная декабрем 1639 г., о пожаловании Гавриилу Фадеевичу Жегалову сельца Истомино (другое название — Медведево) под Можайском. В этой грамоте Гавриил Фадеевич назван «можаитином», т. е. жителем Можайской земли.

Осадный список 1618 г. составлялся с целью вознаграждения участников обороны Москвы за их ратный труд землями.

Известно, что на конец 1620-х гг. Жегаловы владели деревнями в Галичском (Галич Мерьский) и Можайском уездах, а не позднее 1639 г. в документах отмечено владение ими деревней Агибалово в Вяземском уезде, т. е. на современной Смоленщине. Деревня Агибалово, расположенная на восточном берегу притока Днепра реки Соля, существует и ныне.

Примечательно, что река Соля являлась пограничным рубежом между Русским государством и его западными соседями начиная со времени присоединения к Московскому великому княжеству Вяземского княжества — с 1494 г. Прохождение границы между Москвой и Литвой по реке Соля прослеживается на карте, помещенной в статье «Вяземское княжество» Большой Российской энциклопедии.

3 1

По Деулинскому перемирию 1618 г. граница между Россией и Речью Посполитой на Вяземской земле, по всей видимости, прошла по рубежам 1494 г., т. е. в том числе и по реке Соля. Граница по Соле подтверждается следующим по времени после Деулинского договора мирным договором между Россией и Речью Посполитой — Поляновским перемирием 1634 г. Так что во времена первоначального владения Агибалово Жегаловыми эта деревня была русским пограничным пунктом. И можно предположить, что имения на пограничье Гавриил Фадеевич Жегалов получил за ратную службу именно по Осадному списку 1618 г.

С тех пор и вплоть до революции 1917 г., т. е. 300 лет, несколько поколений Жегаловых жили на Смоленщине.

4 1

Река Соля в деревне Агибалово. Вид с «русского» на «польский» берег. Фотография 2013 г.

В 1652 г. царь Алексей Михайлович дал сыну Гавриила Фадеевича — Дмитрию Гавриловичу Жегалову (1-я пол. XVII в. – ок. 1705) (III колено) ввозную грамоту на поместья в Вяземском уезде — деревни Коптево, Агибалово и пустошь Сбродово(?).

По Андрусовскому договору 1667 г., завершившему русско-польскую войну 1654–67 гг., вся Смоленская земля вместе со Смоленском была возвращена России, и граница от Агибалово откатилась далеко на запад. Дмитрий Гаврилович Жегалов, очевидно, был участником этой войны, так как в 1673 г. за его ратную службу и храбрость смоленские поместья Жегаловых были обращены в вотчину. Дмитрий Гаврилович в Боярских книгах на 1677 г. значится в звании дворянина московского, на 1700–05 гг. — отставным дворянином.

Внук Дмитрия Гавриловича, Степан Прокофьевич Жегалов (рубеж XVII–XVIII вв. – до 1763) (V колено), служил на флоте: в 1736 г. императрица Анна Иоанновна пожаловала ему звание «морского флота мичмана», скончался он в звании капитана 2-го ранга.

Его сын — Иван Степанович Жегалов (ок. 1748 – 1827) (VI колено) имел звание капитана. Потомки Ивана Степановича от брака с Варварой Львовной, урожденной Повало-Швейковской (сер. XVIII в. – до 1802), породнены с Глинками, Энгельгардтами, Татищевыми, Боратынскими, Салтыковыми и др.

Сын Ивана Степановича и Варвары Львовны — Павел Иванович Жегалов (1792–1858) (VII колено) известен как участник Вяземского ополчения в Отечественную войну 1812 г. и изобретатель колосожатки. Был женат на представительнице рода Нахимовых — Евгении Васильевне (1804–1861). Прославленному адмиралу Павлу Степановичу Нахимову Евгения Васильевна приходилась троюродной сестрой. Через Нахимовых Жегаловы породнились с Кавелиными, Зайончковскими, Облачинскими, Чижевскими, Белкиными, Воеводскими, Унковскими и др.

Из трех сыновей Павла Ивановича и Евгении Васильевны двое продолжили традицию офицерской службы. Средний их сын, Михаил Павлович Жегалов (1823 – после 1867) (VIII колено), имел звание прапорщика. Его сын, Михаил Михайлович Жегалов (1867–1913) (IX колено), мой прадед, служил в Троицко-Сергиевском полку, проживал в Москве, в отставку вышел подполковником.

Младший сын Павла Ивановича и Евгении Васильевны, Иван Павлович Жегалов (1824–1899) (VIII колено), был ротмистром гусарского полка, оставался одним из последних помещиков из рода Жегаловых на Смоленщине. В 1860–68 гг. на деньги, вырученные от продажи земли и имущества, нажитых несколькими поколениями Жегаловых, он возвел в селе Белый Берег (располагалось несколько ниже по течению Днепра от деревни Агибалово) большой — 2-этажный, 8-престольный — храм, главный престол которого посвящен Успению Божией Матери. На кладбище села Белый Берег были похоронены несколько поколений Жегаловых, начиная, вероятно, с XVII в. Успенский храм был освящен в августе 1868 г. епископом Смоленским Иоанном (Соколовым).

К настоящему времени от этой церкви остались только полуразрушенная колокольня и груда битого кирпича. Могилы Жегаловых не сохранились. Не существует и самого села Белый Берег.                                                                                              

5 1
Остатки Успенской церкви в бывшем селе Белый Берег. Фотография 2017 г.

Одним из правнуков моряка времен императрицы Анны Иоанновны, Степана Прокофьевича Жегалова (V колено), через его сына Сергея Степановича (сер. XVIII в. – 1-я пол. XIX в.) (VI колено), был контр-адмирал Сергей Александрович Жегалов (нач. XIX в. – 1898) (VIII колено). Его внуком был известный селекционер-овощевод Сергей Иванович Жегалов (1881–1927) (X колено), организовавший в 1920 г. под Москвой (под Одинцово) овощную селекционную опытную станцию (ныне Всероссийский научно-исследовательский институт селекции и семеноводства овощных культур).

Современные жители сел и деревень, расположенных в местности, где проживали Жегаловы, прилагают значительные усилия в деле изучения своей малой родины, заботятся о сохранении исторической памяти.

1 сентября 2018 г. у руин Успенской церкви в бывшем селе Белый Берег в память о 400-летии Деулинского перемирия и 150-летии со времени освящения Успенской церкви иереем Сергием Чайкиным, учащимися и учителями Агибаловской средней школы, местными краеведами были отслужены молебен и лития, затем был совершен поход по памятным местам вдоль Днепра.

6

Участники молебна и литии в Белом Береге 1 сентября 2018 г.         

Андрей Макаров, редактор Дома семейных традиций "Кристиан".