Генеалогическое древо Дома Романовых

История рода Романовых


Генеалогия – наука невероятно увлекательная. Есть нечто пленительное в том, чтобы следить за историей семьи, событиями, повлиявшими на нее, и хитросплетениями судьбы. А царствующий род всегда привлекает к себе особенное внимание – ведь практически каждый из членов царской семьи так или иначе, повлиял на ход истории.

Не исключение и родословная российских правителей – генеалогическое древо Романовых и по сей день вызывает искренний интерес у любителей истории. 

История Дома Романовых насчитывает более трехсот лет. Первым известным историкам представителем этого рода считается Андрей Иванович Кобыла.

По легенде (впрочем, неподтвержденной) он пришел в русские земли из Пруссии. Так ли это – неизвестно, но несомненно, что во времена правления князя Ивана Калиты, Андрей Кобыла был боярином. Именно его потомок, а точнее, внук – Роман Юрьевич Захарьин, стал официально считаться родоначальником династии Романовых.

Он был достаточно близок к трону, который на тот момент занимали Рюриковичи. В частности, его младшая дочь, Анастасия Романовна Захарьина-Юрьева, столь трагически погибшая (есть версия, что ее отравили из политических соображений), стала первой – и самой любимой! – супругой Ивана Грозного.

Внук Романа Захарьина, Федор Никитич первым стал носить фамилию Романов. Судьба этого человека была воистину необыкновенной, полной взлетов падений.

Знатный боярин, щеголь и интриган, он как племянник царицы даже считался одним из вполне вероятных претендентов на престол. В итоге, Борис Годунов, опасаясь умного и опасного соперника, силой вынудил его (вместе с женой Ксенией) принять постриг. По закону о престолонаследии, человек, ставший монахом, не мог взойти на трон.

Но Федора Романова это не остановило, и в результате множества интриг и приключений, он все-таки добился власти – его единственный сын, Михаил Федорович, первым из Романовых был избран российским государем. А сам Федор принял сан патриарха (он известен как патриарх Филарет), и до конца жизни фактически был соправителем сына.

Следующие четыре поколения трон переходил по мужской линии. Старший сын Михаила Федоровича, Алексей, которого прозвали Тишайшим (кстати, отнюдь не за кроткий нрав, а за умение сохранять внешнее спокойствие в государстве), передал престол сыну Федору, но тот скончался от болезни всего лишь 20-ти лет от роду.

Младшие сыновья Алексея Михайловича – Иван и Петр были еще детьми, и между их родственниками (мальчики были рождены от разных матерей), возникла отчаянная борьба за власть. В итоге было принято беспрецедентное решение – сразу обоих наследников объявили царями, при этом их старшая сестра, Софья Алексеевна, стала при них регентшей.

Петр Алексеевич стал первым правителем России, которого провозгласили императором, причем, вполне заслуженно – ведь в результате завоеваний и мудрых политических решений, он действительно создал империю. Но вот с наследниками Петру I не повезло – старший сын от первого брака с Евдокией Лопухиной, Алексей, осознанно стал центром заговора против отца. После чего и оказался в заточении в Петропавловской крепости, где очень скоро скончался. Многие историки полагают, что он был задушен по приказу своего отца.

Но вполне возможно, что смерть его была естественной – известно, что царевич не отличался крепким здоровьем, а во время допросов к нему применялись жестокие пытки. Однако у него был сын, Петр Алексеевич, который и стал императором после смерти Петра и последующего двухлетнего царствования Екатерины I.

Петр Алексеевич, известный, как Петр II, прожил на свете всего 14 лет, из которых три года был императором. Конечно же, он фактически не принимал участия в управлении государством, вся власть принадлежала его фаворитам – сперва великому интригану Меньшикову, а после его свержения и ссылки – князю Долгорукому.

Но когда мальчик скоропостижно скончался от оспы, род Романовых по мужской линии окончательно прервался. Конечно, нельзя сказать, что генеалогическое древо Романовых прекратило свое существование, но в следующие несколько десятилетий  в линии российского престолонаследия начинается некоторая путаница.

Верховный тайный совет, опасаясь потерять власть и влияние, приглашает на трон Анну Иоанновну, герцогиню Курляндскую. Она приходилась Петру I родной племянницей – дочерью его брата, а когда-то и соправителя Иоанна, который, будучи очень болезненным и абсолютно не честолюбивым,  в свое время незаметно сошел с политической арены, и спокойно умер в уединении, в кругу семьи.

Процарствовав 10 лет, уже тяжело больная Анна Иоанновна сделала попытку продолжить на престоле линию своего отца, объявив наследником своего внучатого племянника Иоанна Антоновича. Малолетнего претендента на престол даже успели короновать после ее смерти. Но не прошло и года, как ситуация круто изменилась.

От второго брака с царицей Екатериной I (по самой распространенной версии до крещения ее звали Мартой Самуиловной Скавронской-Крузе) у Петра Алексеевича было несколько детей, но большинство из них умерло еще в колыбели. В живых остались лишь две дочери – Анна, вышедшая замуж за герцога Шлезвиг-Гольштейн-Готторпского, и Елизавета, в будущем вступившая на престол.

Елизавета Петровна была невероятно популярна в народе, а главное, в гвардии. Именно гвардейцы Преображенского полка оказали ей поддержку и помощь в государственном перевороте. «Дщерь Петрова» просто-напросто объявила себя императрицей, воспользовавшись подходящей политической ситуацией. Впрочем, многие были уверены, что она имеет на это гораздо больше прав, чем малолетний немецкий принц.

Судьба Иоанна была очень печальна – всю свою недолгую жизнь он провел в заключении, по большей части – в одиночном. Юноше было 23 года, когда, при попытке освободить «царя», его убила охрана. Историки до сих пор не могут прийти к единому мнению – существовал ли заговор по его освобождению на самом деле, или это дело рук самой Елизаветы, которой заключенный «соперник» не давал покоя.

Сама Елизавета так и не вышла замуж. Тайный брак с Алексеем Разумовским, о котором так любят живописать авторы исторических романов, так и не был документально подтвержден. В любом случае, своим наследником она объявила родного племянника – сына сестры Анны. Генеалогическое древо Романовых продолжало жить, несмотря на то, что прямая мужская линия прервалась. Карл Петер Ульрих Гольштейн-Готторпский, в дальнейшем – император Петр III, приходился Петру I родным внуком.